Психотерапия. Размышления о «мелочах».

Как только я сажусь писать, то сразу чувствую напряжение и пустоту. Слова, которые легко говорить, на лист бумаги становятся неуклюжими, не хотят связываться друг с другом  и живут своей отдельной жизнью.  Надеюсь, что не я одна испытываю подобное. Запечатление слов на бумаге требует большей сосредоточенности. Может это связано с тем, что сразу нет обратной связи и реакции читателя, ее можно только представлять и фантазировать.

Основа – это контакт с клиентом, его понимание.

Много размышляю о сути психотерапевтической работы. Много вопросов к самой себе, и к клиентам тоже. Что же является основой терапии, как происходит процесс исцеления? Конечно, основа – это контакт с клиентом, его понимание. Из чего он складывается? Мы все знаем об основных терапевтических навыках. Это те инструменты, которые  помогают налаживать контакт с клиентами. Их необходимо тренировать. Чтобы как пианист легко играть на инструменте, чтобы появилась возможность импровизировать. Но навыки ведь это только часть работы и процесса, есть другие необходимые составляющие.

По мнению Дж. Коттлера, для успешной терапевтической работы терапевт должен обладать набором личностных качеств. Личность психотерапевта является для клиента образцом для подражания, психотерапевт должен полноценно функционировать, уметь оказывать влияние и убеждать  клиента, самому быть энтузиастом психотерапии, иметь хорошее чувство юмора, проявлять заботу и сердечность к клиенту, вызывать надежность и доверие, быть терпеливым и чувствительным. Очень важным качеством является умение признавать свои ошибки. «Успех, сопутствующий эффективно работающим психотерапевтам большую часть времени, объясняется их способностью анализировать свои ошибки, вместо того чтобы от них отмахиваться. Не прибегая к таким способам, как обвинение клиента в сопротивлении, и не отыскивая других причин неудачи, они признают ограниченность собственных возможностей, неизбежность существования неподвластных им процессов. Эффективные психотерапевты стараются не повторять одних и тех же ошибок.» (1, стр. 84).

Тишина
Тишина

Я училась терпению, «затыкая» себе рот.

Размышляя и наблюдая за собой, понимаю, что одна из главных особенностей в работе – возможность и необходимость быть разной с разными клиентами. Это и разный темп речи, и разная степень активности, и разная поддержка. Движение возможно только со скоростью клиента. Соблюдение пауз в разговоре, уважение к молчанию клиента,остановка себя в желании помочь клиенту высказаться, помогают клиенту принять на себя ответственность за то, как и о чем он говорит. Вспоминаю одну свою клиентку, которая отличалась очень медленным темпом – и мыслительным, и  речевым. Рядом с ней я училась терпению, «затыкая» себе рот. Сразу вспоминаются слова А. Е. Алексейчика: «Не спешим!». Разные клиенты «требуют» быть совершенно разной. И при этом все время оставаться самой собой.

Я могу быть только сама собой.

Когда писала эту статью, то начала перечитывать книгу Ирвина Ялома «Хроники исцеления». Возможность увидеть терапевтический процесс с обеих сторон, кажется мне очень удивительной. Видение своей работы со стороны – это то, чего часто не хватает. Глубокий самоанализ, саморефлексия – заставляют задуматься о процессе. Но когда читала Ялома, то снова начала заниматься «неблагодарным» делом – сравнением. Это долго меня мучило в период становления меня как терапевта. Работа мужчин-учителей приводила меня в шоковое состояние. «Я никогда не смогу так работать, никогда мне не достичь таких высот».  Много позже поняла, что никогда не стану такой, как они. А могу быть только сама собой.

Мелочи, на которые часто сама не обращаю внимания, становятся важными и значимыми для клиента. Такая «обыденная» вещь как одежда. Помню одного своего клиента. Молодой парень 27 лет, игрозависимый. Уже была не первая встреча, уже был достаточно хороший контакт. И вот  очередная встреча. Начинаем работу, и я чувствую, что контакта нет. Я что-то спрашиваю, он не в попад отвечает, я что-то пробую говорить. Потом останавливаюсь: « Подожди, что происходит? В чем сегодня дело? Я чувствую, что между нами стена». Оказалось, что в этот день я пришла на встречу с этим клиентом после  лекций, поэтому была одета не как обычно просто и нейтрально, а в строгий официальный костюм.  У этого парня мать учительница и моя форма одежды вызвала много ассоциаций, переносные  чувства. Он принял меня как «училку», и сразу же возникло недоверие и контакт потерялся.

Подарок
Подарок

Подарки.

Еще одна интересная тема – подарки. Всем известно, что кодекс профессиональной этики запрещает принимать от клиента подарки до истечения года после терапии. Но клиенты этого могут  и не знать, и иногда приносят подарки. Как быть и как реагировать, как сделать это частью терапевтического процесса, а не оттолкнуть отказом принять?

Клиентка, молодая женщина, имеющая двоих маленьких детей, получала психологическую помощь в рамках проекта, то есть бесплатно. Она была в тяжелом материальном положении, иногда у нее не было денег, чтобы что-то купить детям. На третью встречу она принесла мне шоколадку. Когда я стала расспрашивать, зачем она это сделала, то выяснилось, что она всегда, если к кому-то идет,  должна что-то принести. Ей кажется, что она плохая и неинтересная, и ее любят и принимают только тогда, когда она что-то дает. С мужчинами часто это сексуальные отношения, а женщинам она приносит сладости. Осознание этого в процессе нашего разговора, было для нее очень значимым. Уходя, она забрала свой «подкуп».

Другой, противоположный пример. Работа с девушкой – подростком, у которой трудности в общении со сверстниками, непринятия себя, своей внешности, очень критическое отношение к себе. Работа была в рамках 10 встреч, с хорошими результатами. На последнюю по плану встречу, она принесла мне в подарок картину, которую сама нарисовала. Если бы я не приняла этот подарок, то думаю, что обесценила бы все те результаты, к которым мы вместе пришли.

История с другим клиентом. Это игрок, человек, которому нравится рисковать. У него большие трудности с контакте с людьми. Мы работали уже несколько месяцев, достаточно эффективно. Важным для него было мое безоценочное принятие. Дело было зимой, эпидемия гриппа, и я тоже приболела. Попросила секретаря перезвонить клиентам и перенести назначенные встречи на следующую неделю. Это было во вторник, а в пятницу этот клиент звонит мне и интересуется  как у меня здоровье. Я ответила, спасибо, что все в порядке, и что мы во вторник встретимся. На эту назначенную  встречу он пришел с большим букетом роз. Когда я спросила: «По какому поводу цветы?», он ответил, что просто так. И сначала категорически отказывался от обсуждения. Говорил, что я придумываю всякие психологические штучки. Затем, с большим трудом признался, что наши встречи стали для него очень значимыми. И когда встречу отменили, возник сильный страх, что я его брошу. Признание этого страха стало важным для дальнейшей терапевтической работы, ведь в этом проявился зависимый тип отношений.

Вспоминаю еще одну «мелочь». Клиент, 20-летний парень, у которого врожденный дефект –глухота. С аппаратом он слышит не больше 60 %. Эти нарушения слуха привели к тяжелым личностным расстройствам и серьезным проблемам в общении с другими. Контакт налаживался непросто, клиент по своей сути является недоверчивым. Ко мне долго относился как к «учителю», наши встречи называл «занятия». Изменение отношений призошло после того, как он заглянул в мой ежедневник. Я его использую очень активно, там много разных записей, пометок, исправлений. Вид ежедневника с помарками помог клиенту понять, что я тоже человек, разрушил идеализированное представление. «Я думал, что у Вас все по-струнке, нет никаких помарок». Он сам стремился к идеальному порядку, все время ругал себя за отсутствие его. То, что у меня нет идеального ежедневника, в какой-то мере позволило и ему перестать требовать от себя идеальности.

Такая «мелочь», как формулировка заказа. Бывший игрок, терапия с которым закончилась год назад, попросил о встречи. Рассказывал, как у него все хорошо, как справляется с трудностями. Когда же я настойчиво спрашила, зачем он ко мне пришел, то признался, что есть трудности в построении близких отношений  девушками. И когда я переформулировала это в заказ, то испытал шок. Трудно просить о помощи – это ведь признание в своей слабости. Как некоторая манипуляция, за которым стоит желание, чтобы о нем позаботились. Эта трудность  очень сильно задевает сферу отношений к самому себе. Игровая зависимость «меркнет» перед признанием проблемных отношений с девушками. Ведь игрок – это мачо, проиграть за полчаса 50 тысяч  — это мужской поступок, а признаться в том, что не умеет строить отношения с женщинами – вот это значит признать себя проигравшим.

Психотерапия – это циклотерапия.

Ирвин Ялом пишет: «Она (терапия) должна быть глубоко человеческим действием – из жесткой механической процедуры ничего жизненно важного не получится…Терапевт не всегда знает, что делает. Временами наступает сметение, даже просто бедлам. Этапы четко не разделены и редко идут последовательно. Психотерапия – это циклотерапия, в ходе которой терапевт вместе с пациентом поднимаются по шаткой пологой спиральной лестнице.» (2, стр.311). Мне кажется, что в этом трудном пути не может быть мелочей, из-за глубокой эмоциональной насыщенности отношений каждое наше проявления оказывается крайне значимым.

Использованная литература:

  1. Коттлер Дж. Совершенный психотерапевт. Работа с трудными клиентами. Питер, 2002, 350 стр.
  2. Ялом И., Элкин Дж. Хроники исцеления.Эксмо, Москва, 2005, 348 стр.

А на «дессерт», по нашей доброй традиции, для поднятия настроения, я подобрала для вас смешную песню про отношения молодых людей в семье, в исполнении Семена Слепакова:

YouTube Трейлер

Если вы считаете, что эта статья была полезная, поставьте пожалуйста «Лайк» или оставьте свой комментарий.  С уважением, Доктор Ольга Васильева. 

ВРАЧ-ПСИХОЛОГ, ПСИХОТЕРАПЕВТ ДОКТОР ОЛЬГА ВАСИЛЬЕВА

Оставить ответ